Лента блогов
У БАБУЛИНаши войска брали Берлин три раза! 1760-1813-1945
А Вы знаете, что наши войска брали Берлин три раза?!

В 1760-1813-1945 гг.

Даже не погружаясь в глубь веков, когда пруссы и руссы пели, молились и ругались на одном и том же (или очень похожем) языке, мы обнаружим, что в кампании 1760 года, во времена Семилетней войны (1756-1763), главнокомандующий генерал-фельдмаршал Петр Семенович Салтыков захватил Берлин, в те времена всего лишь - столицу Пруссии.

""


Австрия как раз повздорила с этим своим северным соседом и призвала на помощь могущественного соседа восточного - Россию. Когда австрийцы с пруссами дружили, они совместно воевали с русскими.

Это было время галантных королей-завоевателей, еще не забылся героический образ Карла ХII, а его уже старался переплюнуть Фридрих II. И ему, как и Карлу, не всегда везло...

Для похода на Берлин потребовалось всего 23 тысячи человек: корпус генерала Захара Григорьевича Чернышева с прикрепленными донскими казаками Краснощекова, конницей Тотлебена и союзниками австрийцами под началом генерала Ласси.

Берлинский гарнизон, насчитывавший 14 тысяч штыков, был защищен естественным рубежом речки Шпрее (Schpree), замком Копеник, флешами и палисадами. Но, не рассчитывая на своих подопечных, комендант города решил было сразу "сделать ноги" и, если бы не воинственные начальники Левальд, Зейдлиц и Кноблох, баталии бы вовсе не случилось.

Наши попытались было переправиться через Шпрее, но пруссаки заставили их хлебнуть водицы, не вышло с ходу захватить плацдарм для штурма. Но уже вскоре упорство атакующих было вознаграждено: триста русских гренадеров - прославленных мастеров штыкового боя ворвались в Гальские и Котбусские ворота. Но, не получив вовремя подкрепления, они потеряли 92 человека убитыми и вынуждены были отступить от берлинской стены. Второй штурмовой отряд, которым командовал майор Паткуль, отступил вовсе без потерь.

К берлинской стене стекались войска и той и другой стороны: полки Чернышева и принца Виртенбергского. Прусские кирасиры генерала Гюльзена - бронетехника восемнадцатого века - хотели, выступив из Потсдама, сокрушить россиян близ местечка Лихтенберг. Наши встретили их шрапнельными залпами конной артиллерии - прообразом "Катюш". Не ожидая ничего подобного, тяжелая кавалерия дрогнула и была опрокинута русскими гусарами с кирасирами.

Боевой дух войск был весьма высок. Этот фактор ценился в те времена, когда воевали исключительно на свежем воздухе. Дивизия генерала Панина, отмахав за двое суток 75 верст с одними ранцами на спинах и без амуниции и обозов была в полном составе от генералов до рядовых полна желания "сию атаку наисовершеннейшим образом провесть".

""


Трудно сказать, что бы было с берлинским гарнизоном, но даже самые воинственные из прусского генералитета решили не рисковать и под покровом ночи эвакуироваться из столицы. Они выбрали менее прочих рвавшегося в бой Тотлебена и сдались ему. Не посоветовавшись с Чернышевым, Тотлебен капитуляцию принял, пруссаков через свои позиции пропустил. Интересно, что с русской стороны сию не безоговорочную, а вполне приемлемую для немцев капитуляцию принимали господа Тотлебен, Бринк и Бахман. С немецкой - переговоры вели господа Вигнер с Бахманом - однофамильцем нашего.

Можно представить, что почувствовал главком Чернышев, узнав, что пруссаки "капитулирен" и его лишили доблестной виктории. Он бросился в погоню за неспешно и культурно отступающими неприятельскими колоннами и стал крошить их стройные ряды в капусту.

За Тотлебеном же установили негласный надзор и вскоре получили неопровержимые доказательства того, что он связан с противником. Хотели расстрелять высокопоставленного двурушника, но Екатерина пожалела прикормленного Фридрихом Тотлебена. Свои же люди. Фамилия Тотлебенов на Руси не прервалась, во время Крымской войны военный инженер Тотлебен построил вокруг Севастополя прекрасные укрепления.

ШТУРМ ИМЕНИ БЕНКЕНДОРФА


Очередная Берлинская операция случилась, когда русские гнали из-под стен Москвы-погорелицы воинство Наполеона. Отечественную войну 1812 года мы не называли Великой, но в столице Пруссии россияне тем не менее побывали.

Командовал берлинским направлением в кампанию 1813 года генерал-лейтенант Петр Христианович Витгенштейн, но без фамилии Чернышев и тут не обошлось: казаки-партизаны под командованием генерал-майора князя Александра Ивановича Чернышева 6 февраля совершили набег на Берлин, обороняемый французскими войсками под началом маршала Ожеро.

Несколько слов о штурмующих. В свое время военные историки сделали среднестатистический портрет офицера участника Бородинской битвы. Он оказался таким: возраст - тридцать один год, не женат, так как прокормить семейство на одну зарплату трудно, в армии - более десяти лет, участник четырех баталий, знает два европейских языка, читать и писать не умеет.

В авангарде основных войск шел Александр Бенкендорф - будущий жандармский начальник, притеснитель свободомыслящих литераторов. Он не знал тогда и едва ли задумывался об этом впоследствии, что только благодаря писателям сохранятся в памяти народа картины мирной жизни и баталий.

""


Неприхотливые русские гнали "культурного" неприятеля с неприличной для последнего скоростью. Гарнизон Берлина на тысячу человек превосходил по численности гарнизон образца 1760 года, но французы еще менее желали оборонять столицу Пруссии. Они отступили к Лейпцигу, куда Наполеон стягивал свои войска для решающего сражения. Берлинцы открыли ворота, горожане приветствовали русских воинов-освободителей.

Их действия противоречили конвенции французов, заключенной ими с берлинской полицией, обязанной сообщить русским о ретираде неприятеля - не ранее десяти часов утра следующего дня после отступления.

В кампанию тринадцатого года было и свое 9 мая. Процитируем еще раз "Письма русского офицера" Ф.Н.Глинки:

"9 Мая было у нас общее большое сражение, о котором подробное описание будешь ты читать в газетах и потом в журнале о действиях большой армии, когда оный будет сочинен. Я не распространяюсь даже и в описании отличных действий покрывшего себя в сей день блистательнейшею славой левого фланга, которым командовал командир граф Милорадович... В начале дела граф Милорадович, объезжая полки, говорил солдатам: помните, что вы сражаетесь в день святого Николая! Сей угодник Божий всегда даровал русским победы и теперь взирает на вас с небес!.."

ЗНАМЯ ПОБЕДЫ В ЖЕНСКИХ РУКАХ

Едва ли весной 1945 года многие в воюющих армиях знали, что русские под Берлином уже бывали. Но поскольку действовали они там совсем по-хозяйски, приходит мысль, что генетическая память поколений все-таки существует.

Союзники как могли спешили к "берлинскому пирогу", против их мощных восьмидесяти дивизий на западном фронте немцев находилось всего шестьдесят германских. Но не получилось у союзников поучаствовать во взятии "логова", Красная Армия его окружила и взяла самостоятельно.

Операция началась с того, что в город были посланы тридцать два отряда для разведки боем. Потом, когда оперативная обстановка была более или менее выяснена, загрохотали орудия, 7 миллионов снарядов обрушилось на врага. "Со стороны противника в первые секунды протрещало несколько пулеметных очередей, а затем все стихло. Казалось, со стороны врага не осталось живого существа", - писал один из участников сражения.

Но только казалось. Окопавшись в глубокоэшелонированной обороне, немцы сопротивлялись упорно. Особенно тяжело дались нашим частям Зееловские высоты, Жуков обещал Сталину захватить их еще 17 апреля, взяли только 18-го. Не обошлось без ошибок, после войны критики сошлись во мнении, что штурмовать город лучше было бы более узким фронтом, возможно, одним усиленным Белорусским.

Но как бы то ни было, к 20 апреля дальнобойная артиллерия стала обстреливать город. А через четыре дня Красная Армия ворвалась в пригороды. Пройти их было не так трудно, здесь воевать немцы не готовились, но в старой части города противник опять пришел в себя и принялся отчаянно сопротивляться.

Когда красноармейцы оказались на берегу Шпрее, советское командование уже назначило коменданта полуразрушенного рейхстага, а бой все шел. Надо отдать должное отборным эсэсовским подразделениям, которые бились по-настоящему и до последнего...

А вскоре над Рейхсканцелярией взвилось знамя цветов победителя. Про Егорова и Кантарию знают многие, но раньше почему-то не писали про того, кто поднял знамя над последним оплотом сопротивляющегося фашизма - имперской канцелярией, а этим человеком оказалась женщина - инструктор политотдела 9-го стрелкового корпуса Анна Владимировна Никулина.

Имена Егорова и Кантария, развернувших Знамя Победы над Рейхстагом, знакомы нам с детства. А вот имя Анны Владимировны Никулиной, водрузившей Красное Знамя над имперской канцелярией, известно далеко не всем. В Сети нет даже более или менее приличной ее фотографии.

""


Родилась она 22 декабря 1904 года в станице Кардоникской Зеленчукского района, училась в Ростовском техникуме на технологическом факультете. Вышла замуж, но в 26 лет осталась вдовой с двумя детьми.

Когда началась война, Анна Владимировна окончила военно-политическое училище и попала на передовую. Дома остались ее сын Володя и дочь Лиля.

Анна Владимировна прошла почти 5000 км трудного военного пути — от Моздока до Берлина. С ноября 1942 года и до конца войны служила в качестве старшего инструктора политотдела и секретаря партийной комиссии 9-го стрелкового корпуса, который в конце войны входил в 5-ю Ударную армию 1-го Белорусского фронта. Бойцы называли ее "товарищ Анна".

Высокий отзыв ратным подвигам майора Никулиной дало командование: "Во время наступательных действий наших войск майор Никулина всегда находилась непосредственно в боевых порядках соединений. Своим примером она воодушевляла бойцов, вселяя веру в скорую победу над врагом".

Во время битвы за Берлин майору Никулиной было лично поручено водружение корпусного знамени Победы над имперской канцелярией.

"Имперскую канцелярию брали не батальон и не полк, а едва ли не все штурмовые отряды 9-го стрелкового корпуса со средствами усиления и поддержки", — пишет Никулина в своих воспоминаниях.

Достичь мрачного трехэтажного здания рейхсканцелярии было нелегко. Когда наши артиллеристы открыли всесокрушающий огонь, а пехота пошла в атаку, майор Никулина с группой бойцов из шести человек бросилась вперед.

"Наша артиллерия, — вспоминает Никулина, — сделала несколько проломов уже в самом здании, подавила большинство огневых точек противника. Я думала, что наступил самый благоприятный момент для решающего броска. И не ошиблась, потому что тут же услышала голос ротного:

- Товарищи! Вперед, за Родину!

Не чувствуя под собой земли, я тоже бросилась к зданию. Кажется, тогда и страха никакого не ощущалось, вроде бы над всем главенствовала, все совсем затушевывала одна главная мысль: поскорее пробиться к цели... Туда, где можно поднять алый стяг".

Завязался бой внутри имперской канцелярии.

"Там стоял густой дым, от пороховых газов резало глаза, было трудно дышать и настолько темно, что бойцы вели огонь по вспышкам выстрелов фашистов".

На пути к цели двое бойцов из ее группы были убиты, один тяжело ранен. Под проливным огнем Никулина, связист Петренко и ефрейтор Васильев взобрались на крышу здания. Расстегнув кожаную куртку, Анна Владимировна достала красное полотнище, которым была опоясана, и куском телефонного провода прикрепила его к металлическим штырям от развороченной арматуры кровли. Так 1 мая 1945 года еще одно знамя Победы взвилось над поверженным фашистским логовом.

"Укрепив Знамя, — пишет Никулина, — я почувствовала такую слабость во всем теле, что долго не могла сдвинуться с места и, прислонившись спиной к какой-то перекладине, стояла и смотрела на объятый пламенем Берлин, а по лицу текли горячие слезы радости..."

24 июня 1945 года кавалер 16 боевых наград майор Анна Владимировна Никулина участвовала в Параде Победы на Красной площади в Москве, где встретилась с сыном - курсантом военно-морского училища, с которым не виделась несколько лет...

Ныне фотопортрет отважного воина и славной патриотки экспонируется в Центральном музее Советских Вооруженных Сил.


etoonda
У БАБУЛИНеудобный герой - на его плечах стояли Егоров и Кантария
""


Со школьной скамьи каждый знает имена Егорова и Кантарии, которые водрузили знамя Победы над Рейхстагом. То, что третьим был Алексей Берест, власти не афишировали. Хотя и не скрывали. Есть четыре документальных фильма, где сослуживцы Алексея Прокофьевича рассказывают, как это происходило. Юрий Галкин, работавший в Центральном архиве Министерства обороны, отыскал документы, подтверждающие этот и другие факты из жизни Береста, и выпустил брошюру «Народный герой — Алексей Берест». Интересно, что когда она вышла, автора уволили из архива.

""


В книге же рассказывается, что ещё в апреле 1945 года маршал Жуков издал приказ о проведении операции по водружению Знамени Победы, которая была поручена 2-й гвардейской танковой армии. Было изготовлено 9 знамен — по числу воинских соединений, 756-й стрелковый полк, где служил Берест, обладал стягом № 5. Знаменосцами назначили Михаила Егорова и Мелитона Кантарию, ради выполнения этой миссии их даже освободили от участия в боях за Рейхстаг.

«Когда знаменосцы вышли первый раз, то в темноте не нашли ход, и командир батальона приказал Бересту идти с автоматчиками, - рассказал Юрий Галкин. - Из-за артобстрелов лестница была разрушена, воины образовали живую лестницу. Нижним был могучий Берест, по нему взобрались остальные. На крышу Рейхстага Егорова и Кантарию он вынес буквально на своих плечах. Вышел первым, чтобы обезопасить установку знамени, привязал его солдатским ремнем к ноге коня скульптурной группы, потом и остальные присоединились».

За эту операцию Егоров и Кантария были награждены орденами Красного Знамени, позднее им присвоено звание Героя Советского Союза. А Береста награда обошла. Как и почему – существует масса версий.

«По моему мнению, это началось, когда он после капитуляции получил ранение и был в госпитале. Он один из тех немногих, кто участвовал в четырёх важных исторических событиях, связанных с Рейхстагом: в штурме здания, в бое внутри него, водружении знамени и переговорах. Только за одни переговоры ему должны были две звезды дать. Мне кажется, причина в том, что не генерал, а лейтенант был парламентёром», - считает документалист Юрий Галкин.

Берест-парламентёр

Бои за Берлин шли жестокие, хотя уже было ясно, кто победит, и кровопролитие решили прекратить — провести переговоры с офицерами, засевшими в бункере. Немцы выдвинули условие: в них должен участвовать генерал, в крайнем случае полковник. Пробраться же на территорию, простреливаемую насквозь, было крайне сложно. Тогда комбат предложил Алексею, который отличался манерой держаться с достоинством, надеть форму полковника.

«Я часто спрашивала у отца: ты же знал, что конец войне, что шансы вернуться назад малы, почему пошел? - вспоминает Ирина Алексеевна. - Он объяснил: «Наверное, судьба. Хотя страх был, не верь, что люди не боятся, они не роботы». Он знал, на что шел. У него была прострелена фуражка — у эсэсовца нервы не выдержали. Потом, когда гарнизон начал сдаваться, тот первый положил пистолет у его ног».

Ещё об одном интересном факте из жизни Алексея Береста рассказала его дочь. Когда шли бои за Берлин, он увидел подростков возле груды камней. Рядом лежали фаустпатроны и стоял немецкий священник.

«За спиной отца солдат поднял автомат и хотел прошить очередью, но отец успел перехватить его руку. Священник упал на колени, обнял сапоги отца и объяснил, что они ни одного патрона не использовали, их сюда привели под дулом автомата. Немецкий журналист Карл Кокошко, сын антифашиста, потом разыскал этих подростков — до конца жизни они молились за советского лейтенанта.

Как водружалось знамя Победы

В зале ростовской киностудии темно, в тишине шелестит старая поцарапанная пленка. На экране - кадры военной хроники, воспоминания участников взятия рейхстага. Это фильм "Знамя Победы", он так никогда и не увидел свет. Слишком отличалось то, что рассказали его герои, от общепринятой легенды. Единственная копия фильма существует в личном архиве режиссера Романа Розенблита.

- Я собрал пять человек, участников той бойни, на даче Сталина в Сухуми, - рассказывает режиссер, - они приехали из разных концов страны. Командир дивизии Василий Шатилов, первый комендант рейхстага Федор Зинченко, командир батальона Степан Неустроев, командир роты Илья Сьянов и полковой разведчик Мелитон Кантария. В этой группе было такое внутреннее напряжение, что с ними рядом тяжело было находиться. Я усадил их в гостиной за большим столом. "Вы прошли всю войну, брали Берлин. Невозможно предположить, что кто-то из вас чего-то боится. Время уходит, вас остается все меньше. Уже Береста нет в живых, погиб Егоров. То, что вы сейчас скажете, навсегда зафиксирует пленка". Вот так мы поговорили перед съемкой.

Стрекочет проектор. Благодушно, но очень осторожно, заученными фразами, говорит Шатилов:

- В 13 часов 30 апреля наша артиллерия открыла огонь по рейхстагу. Канцелярию били так, что 30 минут земля дрожала. А потом поднялась пехота и пошла на штурм. Знамя Победы было вручено Зинченко.

Говорит полковник Федор Зинченко:

- Я подозвал Егорова и Кантария к окну. Видите купол? Вот там должно быть знамя.

Как будто исповедуется Неустроев:

- Чтобы было надежно, решили послать Береста. Он дойдет обязательно - мощный, сильный, волевой. Если что случится с Егоровым и Кантария, он доберется.

Нервничает и сбивается Кантария. Ни он, ни Егоров никогда не упоминали имя Береста. Только сейчас Кантария, когда напротив сидит Неустроев, пославший их к рейхстагу, вытягивает из себя:

- Нам сказали - знамя прикрепите к колонне. Через некоторое время была поставлена другая задача - Бересту, мне и Егорову пробираться на купол рейхстага. Задача Береста - охранять Егорова и Кантария. Мы пробрались на крышу. Показали знамя, чтобы все видели. Он до конца прошел с нами.

Вот так впервые было названо имя Алексея Береста.

- Эта история до сих пор как натянутая струна, - говорит режиссер фильма, - борьба за славу, самолюбие сильных мужчин, исторические ошибки, намеренные и случайные, - много здесь всякого сплелось.

Ночь с 30 апреля на 1 мая

Говорит комбат Степан Неустроев:

- Помню, как кричал командир 756-го полка Зинченко: " Где знамя? Не на колонне оно должно быть. Наверх надо, на крышу рейхстага! Чтобы все видели!" Через некоторое время бойцы вернулись подавленные - темно, нет фонарика, не нашли выход на крышу. Зинченко матерился так, что стены дрожали как при артобстреле.

Прошло больше часа. Думали, все: нет никого в живых. И вдруг видим: на фоне стеклянного купола рейхстага пляшут трое. Понятно, что не от радости. Просто, если двигаешься, меньше вероятности попасть под пулю. А со стороны казалось, что солдаты наверху исполняют какой-то бешеный нервный танец.

Звезда комбата

Берест не любил смотреть фильмы про войну. Говорил коротко - брехня. Даже кадры хроники взятия рейхстага - постановка. Фронтовому оператору выделили несколько подразделений, и они по команде воспроизвели примерную картину взятия фашистской канцелярии.

Знамен победы было несколько. На штурм рейхстага шли девять дивизий, и в каждой из подручных средств было сооружено алое полотнище на древке.

- Стеклянный купол рейхстага светился от взрывов, - рассказывал Берест своей дочери Ирине. - Крыша железная гудела как орган. Сверху видно было: весь Берлин горел. Я теперь точно знаю, как оно в аду. Если тебе скажут, что страшно не было, не верь. Мы прикрутили знамя ремнями к ноге бронзовой лошади на фронтоне. Подергали, решили, что не оторвется - и вниз.

В мае 1946 года был опубликован Указ о присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу Вооруженных сил СССР, водрузившему Знамя Победы над рейхстагом. Алексея Береста в списке не было.

Эта загадка долго мучила комбата Неустроева, лично посылавшего его на задание. Только через двадцать лет Неустроев узнал, почему политрук остался не отмеченным. Крупный военачальник, член Военного совета фронта Телегин, участвовавший в подготовке указа, рассказал Неустроеву за рюмочкой коньяка, что свою роль сыграл в этом деле маршал Жуков. Он не любил политработников. Увидев в представлении Береста "замкомбата по политической части", он вычеркнул его из списка.

- Отца никогда не приглашали в Москву на парады, - рассказывает Ирина Берест, - но к нам каждый год приезжали его однополчане. Мы жили тогда прямо над котельной, в доме все время стоял шум, невыносимо пахло сгоревшим углем. Неустроев нередко высказывал отцу: "Что ты, Алексей, живешь в скотских условиях! У тебя даже телефона нет!"

А выпив, начинал каяться перед ним, снимал звезду с пиджака и вешал ее Бересту:

- Она твоя.

Отец говорил: - Оставь это, Степан...

Ему было неприятно, больно.

Арест

- В то время нужны были послушные герои, - говорит Ирина Алексеевна, - слишком он был ершистым, неуступчивым, тесновато ему было в мирной жизни. Он и женился, взяв жену с боем, чем навсегда покорил тещу. В госпитале, где папа лечился от тифа, мама работала медсестрой. Как-то раз он запер ее в ванной и сказал - не выйдешь за меня, застрелюсь прямо здесь. Когда его отправляли служить в Германию, он не захотел расставаться с молодой женой. В деревянном ящике провез ее через все границы. Поставил начальство перед фактом: "Вот я, вот жена!". Тем ничего не оставалось делать, как смириться.

Потом отец служил в Севастополе на корабле. Моряки сухопутных не уважают, а Береста приняли как своего.

После службы Береста направили в станицу Неклиновскую начальником местной кинофикации. И вот здесь произошло то, что едва не погубило всю семью.

Кассирша в подведомственном ему кинотеатре продала билеты, а деньги присвоила. Проверка нагрянула тайно вечером. Береста арестовали. На допросе следователь сказал ему, что надо, мол, еще разобраться, где ты был во время войны. Берест вспылил, сгреб его вместе с креслом и выбросил из окна второго этажа на улицу...

Мама нашла этого следователя в семидесятые годы, он признался: "Его надо было посадить, на меня давили сверху: либо он сядет, либо ты вылетишь с работы".

Без отца

Алексею Бересту дали десять лет.

После ареста под утро к нам домой пришел его друг:

- Спрячьте ценные вещи, придут - заберут все.

- У меня только двое детей, да вот еще коза, - ответила мама.

В Неклиновском архиве среди документов нашелся протокол обыска. В графе "Наименование и описание предметов" рукой следователя написано - нет ничего.

Семнадцать человек на суде подтвердили непричастность Береста к растрате. Однако его признали виновным.

Мать решила тогда, что она свое отжила. А раз она, то и мы вместе с ней. Мы залезли на печь, холодную, нетопленую. Мама укрыла нас одеялом, обняла. В студеной хате мы с братом пролежали, прижавшись к матери, три дня. Соседи заметили, что дымка над трубой нет, третьи сутки не открывается дверь и заподозрили неладное. Выломали дверь, а мы уже едва богу души не отдали.

Отец так ничего и не узнал об этом куске нашей жизни без него.

Берест писал в письмах домой:

"Сфотографируйтесь все вместе, я очень соскучился. Ты спрашиваешь, какой я здесь стал. Я стал очень спокойным. Чем страшнее, тем спокойнее я становлюсь".

""


- Освободившись, отец устроился на завод, казалось, что жизнь наконец-то налаживается, - продолжает Ирина.

Накануне дня рождения жены он, как обычно, пошел в садик за внуком. Домой вернулся только мальчик. Сказал: "Дедушку сбил поезд".

Увидев, что на рельсы упала девочка, Берест спрыгнул вниз, оттолкнул ребенка, а сам не успел. В день прощания люди принесли столько цветов, что ими был завален весь дом.

Родственники рассказывают, как однажды Карл Кокошко, собиравший воспоминания о войне, приехал в Ростов, чтобы расспросить Береста о боях за Берлин. Им пытались помешать встретиться. Тогда Карл дал по радио объявление, что ждёт Береста в гостинице.

«А отец пришел со смены, ужинал дома и услышал. Так состоялась встреча, потом он пригласил Карла домой. Жили мы тогда в доме барачного типа, под нами была угольная котельная — это даже не коммуналка — нора. После этого отца вызвали в КГБ: «Ты что себе позволяешь, мало того, что не известно о чём говорил, так ещё и домой пригласил, чтоб все видели, как живут освободители!», - говорит дочь Береста.

Звание героя ещё в пути

В 1995 году, когда ещё была жива жена Алексея Береста, семья получила письмо, помятое, грязное. В нём сообщалось, что Алексею Бересту посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Семья отказалась.

«Неизвестно, чья это награда вообще, - объяснила свою позицию дочь командира. - Каждая имеет номер, та была без него. Подписана Сажи Умалатовой (тогда народный депутат СССР – прим. авт.) — она же не представляет правительство. Это был какой-то пиар партии, а не награда государства. Не хочу, чтоб кто-то на костях моего отца приобретал себе дивиденды».

Дочери героя было также обидно, что много лет в Ростове-на-Дону, где жил её отец, работал и погиб, не было достойного памятника. Стоял маленький на заводе «Ростсельмаш», но его не видели горожане. Ирина Алексеевна много лет добивалась установки памятника, и постепенно в разных городах они стали появляться. Дошла очередь и до Ростова-на-Дону: сначала на аллее славы появилась звезда героя, затем в кадетском корпусе был установлен бюст Береста, а к 70-летию Великой Отечественной должен был появиться, наконец, памятник. Но он оказался совсем не похож на героя, и решено было оставить его как памятник всем освободителям, а Бересту сделать новый. В 2016 году горожане собрали деньги, и скульптор Анатолий Скнарин отлил его из бронзы. 6 мая пятиметровую скульптуру торжественно открыли.

Многое из того, чего добивалась Ирина Берест, ей уже довелось увидеть воплощённым. Остались два момента, которые, по её мнению, полностью восстановят историческую справедливость в отношении её отца: на Параде 9 Мая, когда проносится Знамя Победы, должно звучать имя знаменосца Алексея Береста, а сам герой должен получить заслуженную награду.

В апреле депутаты Заксобрания Ростовской области обратились в комиссию при президенте РФ с предложением наградить Береста геройским званием посмертно в особом порядке.


Российская газета
У БАБУЛИПритча о сыне и отце
""


Как-то раз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задёрганный, и увидел, что в дверях его ждёт пятилетний сын.

— Папа, можно у тебя кое-что спросить?

— Конечно, что случилось?

— Пап, а сколько ты получаешь?

— Это не твоё дело! — возмутился отец. — И потом, зачем это тебе?

— Просто хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?

— Ну, вообще-то, 500. А что?

— Пап… — сын посмотрел на него снизу вверх очень серьёзными глазами. — Пап, ты можешь занять мне 300?

— Ты спрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег на какую-нибудь дурацкую игрушку? — закричал тот. — Немедленно марш к себе в комнату и ложись спать!... Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведешь.

Малыш тихо ушёл к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег?»

Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво: «Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да чёрт с ними, с тремя сотнями, он ведь ещё вообще ни разу у меня не просил денег».

Когда он вошёл в детскую, его сын уже был в постели.

— Ты не спишь, сынок? — спросил он.

— Нет, папа. Просто лежу, — ответил мальчик.

— Я, кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.

Мальчик сел в кровати и улыбнулся.

— Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.

Затем он залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А малыш сложил все деньги вместе, и тщательно пересчитал купюры, и затем снова посмотрел на отца.

— Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.

— Потому что у меня было недостаточно. Но теперь мне как раз хватит, — ответил ребенок. — Папа, здесь ровно пятьсот. Можно я куплю один час твоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу чтобы ты поужинал вместе с нами.


Мораль

Морали нет. Просто хотелось напомнить, что наша жизнь слишком коротка, чтобы проводить её целиком на работе. Мы не должны позволять ей утекать сквозь пальцы, и не уделять хотя бы крохотную её толику тем, кто действительно нас любит, самым близким нашим людям.

Если нас завтра не станет, наша компания очень быстро заменит нас кем-то другим. И только для семьи и друзей это будет действительно большая потеря, о которой они будут помнить всю свою жизнь.

Подумай об этом, ведь мы уделяем работе гораздо больше времени, чем семье.



LogoSlovo
У БАБУЛИЧудное явление богатыря земли русской в начале XXI века
""


Чем может проявить себя в максимальной мере современный мужчина в России?
Войны отечественной – нет.
Великих строек – тоже нет.
Научные открытия и прорывы в технологиях новых производств – не то.
Высокая литература и изящные искусства – совсем не то.

Ах, вот, пожалуй, что шоу-бизнес, это – да!

Он, шоу-бизнес – на виду всей страны. О нём, а не о подвигах на войне, стройках, производствах и о высоком творчестве – говорят и знают все в современной России! Особенно – женщины, а они, пожалуй, почти всегда в России – главные.

Шоу-бизнес…

Силиконовые прелести поп-див, женоподобные «мужчинки». Пьяный Витас в потасовке с гаишниками, осмелившимися остановить его машину, тошнотворная Ксюша Собчак, которая – вообще «ни о чём»…

Понятно, есть в данной сфере и более пристойное, но крайности определяют и стандарт, середину. Но, уж вот, если сегодня с балетом ассоциируется Анастасия Волочкова, а с русской литературой, в основном - Устинова и Донцова, то и «середина» между «чопорной классикой» и отвязным эпатажем - логична вполне.

В этой середине, например, смотримый многими в стране «Голос». Ничего плохого говорить о нём не станем, но всё-таки он – часть шоу-бизнеса и масс-медиа, вполне органично вплетённых в организм современного российского общества, в его внешнюю, так сказать, оболочку.

И вот, в этом нормальном, с точки зрения той самой современной «середины», как модно говорить, проекте, возникает, иначе не скажешь, ЯВЛЕНИЕ, благодаря Интернету его видеть может сейчас абсолютно каждый.




Посмотрели? Оправились? Давайте теперь поглядим на данное явление под именем Данил Плужников с точки зрения – ни больше, ни меньше – русской традиции. В её понимании РУССКОГО МУЖЧИНЫ.

Надо же, ещё и из Сочи, где живут вроде только те, кто «прикуп знает» в преферансе…

Парню тринадцать лет. Множественные пороки физического развития. Но с самого детства он упорно трудится над собой, развивая всё, что дал ему Господь Бог и предки и всегда последовательно движется к своим личным вершинам, до которых и здоровым-то как быки мужикам – не добраться, как не тужься.



""



Не имея костяшек в конечностях, научился музицировать на синтезаторе, хотя поначалу пальцы пополам складывались от каждого нажатия на клавиши синтезатора. Сам, натерпевшийся от нездоровья – ездил волонтёром к раковым больным с выступлениями, честно признаваясь, что дыхание смерти давит, не прибавляет жизненной энергии. Но – ездил, выступал.




А два года тому как – занялся пением. Нравится, говорит. Учитель хорошая, говорит. Очевидно также и одарённость высокая у парня. Но главное, всё-таки – труд огромный и здесь – не просто мужской поступок, а подлинное и каждодневное мужское делание.

Вслушаемся ещё раз в исполняемую песню, всмотримся в человека, её исполняющего, во всё окружение номера, антураж, пену…

Песня? Смысл предельно прост: два орла – один с чёрными, а другой с белыми крылами – олицетворение добра и зла и настоящий мужчина – он должен землю родную защищать. Надеется на любовь. В принципе – всё. Казачья. Русская по духу, звукоряду и манере пения. Но что-то здесь сверх мастерства, экспертных классификаций и оценочных баллов выступления членами жюри. Точнее – совсем в другом измерении звучит песня – простая, почти Слово Божье.

Жюри – просто, по-моему, в оцепенении. Агутин более обычного как бы спокоен. Пелагея не знает, как реагировать на такой поток подлинной народности. Ведь пение, именно как русское народное, это сейчас почти исключительно женское, а тут, такой МУЖИК поёт!... Для Билана, по всему видно, что слышимое – вообще не укладывается в голове: что это, как это?! Трое мэтров и мега-звёзд сидят к исполнителю спиной, пока кто-либо из них не решит повернуться к нему, показав тем самым, что берёт его к себе в ученики. Наверняка в благородном порыве Билан на последней ноте песни поворачивает кресло лицом к исполнителю, и от его вида непроизвольно хватается за свой рот рукой!...

А вы поглядите в глаза мальчика-юноши! КАК он говорит «спасибо» с благодарностью, идущей напрямую от сердца! КАК он смотрит в зал, на жюри – без тени гордости за почитание его подлинного таланта и труда!

И, наконец, этот шоу-шопер всея Руси Дмитрий Нагиев, профессиональный тёлочник, выскакивает, подхватывает парня на руки, но тотчас получает: «Да я пойду.»…



""



Умыл парнишка весь отечественный шоу-бизнес. А заодно и все наши институты культурных предпочтений и нас самих, девяносто пять процентов россиян умыл.

Богатырь земли русской.

И не знаю – как теперь после этого мальчика с этим его выступлением будут кто-то другие трясти чем-то на сцене, издавая какие-то звуки, мелькать на телеэкранах.

После глаз этого мудрого старца, пусть и совсем юного возраста, нормальному человеку и в камеру-то глядеть надо с иной ответственностью.



Михаил Щеглов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан
У БАБУЛИТренеры, однако...
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
У БАБУЛИ«Бог в душе»… А как ты смог пригласить Его туда?
Почему так велик разрыв между количеством людей, декларирующих свою принадлежность к православию, и количеством тех, кто реально вовлечен в церковную жизнь?

""


В преддверии Рождества департамент социологии Финансового университета при Правительстве России провел опрос в российских городах, где проживает более 250 тысяч человек, чтобы выяснить степень вовлеченности населения различных областей страны в православную культуру и веру.

Исследование проводили среди взрослого населения, лидером стали такие города как Липецк (95% опрошенных назвали себя православными), Курск (94%), Белгород (91%), Воронеж (90%), Тамбов (89 %), Рязань (88%), Калуга (86 %) и Брянск (79 %).

При этом картина по посещению религиозных служб по городам следующая. От числа тех, кто считает себя православными, регулярно (несколько раз в месяц и чаще) религиозные службы посещают около 12%. Посещение заметно различается по городам: от 15-18% по таким городам, как Москва, Воронеж, Белгород, Курск, Калуга до 10-12% среди православного населения национальных региональных центров (Казань, Набережные Челны, Стерлитамак, Уфа, Якутск, Грозный, Махачкала). Чемпионом по посещению храмов является Москва (храмов много, удобная транспортная сеть).

Получается знакомая картина: православными себя называют многие – большинство населения больших городов – а в церковь ходят лишь 10–12%. Если спросить почему, многие ответят так: «У меня Бог в душе, зачем мне Церковь?». О «Боге в душе» размышляет протоиерей Сергий Николаев, настоятель Христорождественского храма в селе Заозерье Павлово-Посадского района Московской области.


""


Обращаясь к христианам греческого города Коринфа, апостол Павел писал: «…к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога» (1 Кор. 15, 34). Апостол упрекает не язычников, действительно не знавших истинного Бога, а своих же братьев по вере. Почему же? За что?

Да потому, что представление о Боге у немалой части христиан коринфской общины не выходило за рамки: «Он существует». Дальше начиналось неведение. Неведомы были ни свойства Божии, ни дела Его. Вера жила сама по себе, не имея плода, не имея практики, не воплощая себя в делах и стремлениях.

Каким был человек до просвещения словом Христовым, таким и оставался.



«Бог в душе»

Минуло почти две тысячи лет, ушли в мир иной те, кого пытался устыдить невежеством Апостол, славный город Коринф потерял былое величие и название, кажется, чего и вспоминать «дела давно минувших дней»? Однако и сегодня очень ко времени звучат слова: «некоторые из вас не знают Бога».

Как часто вера и наших современников ограничивается лишь признанием существования Бога!

Многие ли смогут сказать, в какого Бога они верят? Где Он находится и откуда взялся? Чем занимается? Какой Он? Что Ему от нас нужно?

Одни не знают Его еще, пока что, до времени, но стремятся узнать. Не о них речь. Другие упорно знать не хотят. Им довольно верить в «нечто и туманну даль». Вот от них-то, упорных, чаще всего и приходится слышать: «Бог у меня в душе».

На чем же основано нежелание знать Бога? На нежелании менять свою жизнь. Ведь знание о свойствах Бога непременно вмешается в нашу жизнь. Разделит все наши деяния, слова и мысли на Божии и не-Божии.

Среди не-Божиих, или греховных, могут, и даже обязательно окажутся, привычные и приятные для нас дела и вожделенные цели. А когда к своему греху нет неприязни и расставаться с ним нет охоты, да к тому же неприятно ощущать себя грешником, вот тогда-то – самое время туманной фразе: «Бог у меня в душе».

Оно так удобно – незнание Бога и Божиего закона: нет закона – нет и греха. Нет греха – нет и ответственности.

Веря в «незнаемого» Бога, можно любой безнравственный поступок представить (даже самому себе) как высоконравственный. Муж уходит из семьи к другой женщине, потому что разлюбил жену и считает для себя безнравственным притворяться любящим. Или жена уезжает от мужа, потому что считает его пример вредным для детей. Знаю случай, когда женщина, многодетная мать, покинула мужа, потому что он был недостаточно церковен.

Или еще – пришли как-то на церковный двор два молодых человека и протягивают мне большой золотой нательный крест: «Мы хотим передать его в церковь». Я спросил у них: «А это ваш крест?» – «Нет, это крест одного нехорошего человека». «Он сам отдал вам его?» – «Нет, мы забрали у него крест, потому что этот человек не имеет права носить его».

Кстати, они забрали у него и еще некоторые вещи, на которые, по их представлениям, он также не имел права. А вот каким образом они определили, что нехорошесть того человека превосходит их личную нехорошесть, они не объяснили. Понятно, что крест я не взял. Вот вам пример своей правды, своей нравственности, своего «Бога в душе».

Кому-то «Бог в душе» не мешает (конечно, из «высших» побуждений) сообщать о проступках одних ближних другим ближним и при этом не считать это сплетней. «Это ведь скрывать правду от общественности – безнравственно, а открыть чужой грех – очень даже нравственно», – думает общительная соседка или шустрый журналист. Думает так, потому что не знает, что перед Богом грех, а что – нет. Не знать Бога – величайшая беда.

«Неведение не ведает своего неведения, неведение удовлетворено своим ведением… Оно способно наделать множество зла, нисколько не подозревая, что делает его», – писал святитель Игнатий (Брянчанинов).

«Бог в душе» … А как ты смог пригласить Его туда? Высшее Существо, Всесовершенный Дух? Да к тому же Личный Дух, то есть Личность, имеющую Свои личные свойства, или, как говорят о людях, характер.

Как ты определил, что Он там? Ты ведь совсем не знаком с Ним.

Скорее всего, то, что ты ощущаешь в душе и о чем говоришь – это бог твоей души. То, что ты сам назвал богом. Твое персональное божество, по законам которого ты и стараешься жить. Вообще-то, и законы эти – твои собственные законы. И получается, что у всех людей они разные. И если на уровне третьего класса они разные у двоечника и отличника, то что же дальше?

Когда словами «Бог в душе» исчерпывается вся духовная жизнь, нелепо говорить о вере. Точнее – это тоже вера, но мертвая. И бесы веруют в Бога, по словам Апостола (см. Иак. 2, 19).

Как может проявиться вера у «не знающего Бога»? Она мертвым, не созидающим грузом будет лежать в его душе. Именно грузом, неудобным и тяжелым. Потому что состояние признания Бога без призывания Бога, то есть без активного действенного желания общения с Ним, без проявления веры в Него, очень тяжко для человека.


""

«Невидимая» вера

О вере также можно услышать: «Он очень верующий человек, но верит в душе. Без всяких внешних атрибутов». Говорят, полагая, что вера в Бога, как явление духовное, должна быть невидимой.

На самом деле вера всего лишь отчасти невидима, потому что живая вера непременно выразит себя внешним образом. Так же, как Бог, Который есть Всесовершенный Дух, невидим, но проявления Его могут быть видны. Тому пример – весь наш сотворенный Господом видимый мир.

О вере в душе, или, еще усугубляя – вере в глубине души, обычно говорят с оттенком некоторого превосходства перед верой видимой, с внешними атрибутами. Еще бы! Ведь внешнее так легко подделать, а в глубине души нет надобности фальшивить. Все равно никому не видно, что там, на донышке, находится. Поэтому считается, что вера-невидимка – более настоящая и заслуживает большего уважения. Правда, чем отличается глубинно-верующий человек от неверующего не совсем понятно…

Да мы и не станем сравнивать, а лучше предоставим слово святителю Феофану Затворнику:

«Вера, когда жива и пламенна, не может укрываться в сердце без обнаружения, а сама собой выходит и в слове, и во взоре, и в движении, и в делах».

В доказательство того, что истинная вера выражает себя и во взоре, и в движении, приведу некоторое воспоминание.

Это сейчас в церковные праздники все могут беспрепятственно посещать храм. И верующие, и просто любопытные. Лет сорок назад попасть на пасхальную службу просто так, поглазеть, было не так-то просто. Перед церковными калитками и дверями стоял кордон из дружинников-комсомольцев. Они должны были пропускать в церковь верующих и не пускать – любопытствующих.

Задание деликатное и на первый взгляд – трудное. Ладно еще, если лишний десяток случайных зевак проглядишь и пустишь на службу, а если верующему человеку вход преградишь? Ведь вся эта пропускная кампания была устроена якобы исключительно в интересах верующих.

Частично оно, конечно, так и было. Но что интересно, сколько я ни наблюдал за дружинниками, не помню, чтобы они хоть раз ошиблись именно в отношении верующих и кого-то из них не пустили. Хотя они не спрашивали: верит человек в Бога или просто посмотреть пришел. Верующих они сразу определяли. Значит, невидимая вера как-то видимым образом проявлялась «и во взоре, и в движении».

Вера непременно выражает себя и в образе жизни, а именно – в благочестии, то есть в благом почитании Бога, в устроении своей жизни по Божиему закону.

«Благочестие – это признак духовно живущего человека», – говорит святитель Тихон Задонский.

К сожалению, сегодня расхожее понятие духовной жизни несколько иное, чем в Церкви. Сегодня духовной жизнью принято называть чтение журналов, посещение театров, концертов, выставок, клубов, светских тусовок. В этом смысле самые духовные люди в нашем обществе это артисты, художники, телеведущие. Попробуйте сказать, что художник такой-то или артист сякой-то не живет духовной жизнью. Вас засмеют. В духовности слесаря или повара еще могут усомниться, но в духовности артиста или модельера – никогда.

Правда, такая духовность ни к чему не обязывает и благочестие ей не к чему. Она вполне совместима и с самой грубой лексикой, и с участием в развращающих нравы телепроектах, и с грехами против естества. Но речь не о ней.

Вера в Бога подразумевает стремление к праведности, то есть к состоянию правоты перед Богом. Не некое сердечное стремление, не видимое постороннему оку, а вполне конкретное, проявляющееся в делах, поступках, словах. Вера человека усматривается не из его заявления о ней, не из его душевного устроения и интеллекта, а из его действий, поведения, отношений с другими людьми, из его оценки своих поступков.

Веришь в душе? Но во что? Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением, – говорит Апостол (1 Пет. 3, 15). Веруя, мы непременно должны знать во что веруем. Именно поэтому при крещении взрослого человека от него требуется прочтение Символа веры, то есть молитвы, где последовательно перечисляются объекты его веры, понятия и явления составляющие ее. А как же иначе?

«Правило веры нашей начинается знанием, проходит чрез чувство и завершается жизнью, овладевая через это всеми силами существа нашего и укореняясь в основах его», – учит нас святитель Феофан Затворник.

Когда о своей вере говорят: «Верю, но в душе» – чаще всего лукавят. Лукавят из боязни жизненных изменений, боясь духовной жизни, как лишней нагрузки. Так проще – верить в глубине души, не давая воли своей вере, никак не обозначая ее. Но есть ли смысл в такой законсервированной вере? Приближает ли она к спасению? Дает ли надежду на жизнь вечную?


Зачем нужны посредники?

Количество верующих и церковных людей не одинаково. Ведь церковная жизнь включает в себя правила, обязанности, ограничения. Не говорю, что она состоит только из ограничений и обязанностей, но они есть. Эти-то ограничения и останавливают немалое число верующих на пороге Церкви. Таинство Крещения да маленький нательный крестик на шнурке или цепочке остаются для них единственной связью с православием.

Есть люди добрые, трудолюбивые, порядочные от природы или благодаря воспитанию. Казалось бы, зачем им нужна Церковь? Может они могли бы достичь Царства Небесного и без нее?

Человеку, никогда не совершавшему дурных поступков, трудно поверить, что его душа может погибнуть, что и ей нужна помощь. Однако попробуйте спросить такого, во всем порядочного, человека, откуда у него взялось мнение о своей порядочности? Отсутствие упреков совести? Но есть люди, у которых совесть вообще молчит. У нас немалая часть преступников считают себя невинно пострадавшими.

Может быть, это мнение других людей? Но, если это друзья или знакомые, где уверенность, что они объективны? Личное мнение? Но можно привести множество примеров, когда человек рассматривает свою порядочность просто на фоне непорядочности других. «Пью, но на свои», «часто упрекаю, но не бью», «беру взятки, но борзыми щенками».

Священник Александр Ельчанинов писал: «Слепота к своим грехам – от пристрастия. Мы, пожалуй, много видим, но оцениваем неправильно, извиняем, даем неправильное соотношение: чувство почти инстинктивное».

Грех познается лишь на фоне отсутствия греха, то есть Истины. А это возможно только в Церкви, где пребывает эта Истина, которая есть Христос.

Прожить жизнь порядочным, честным человеком можно, но спастись без Церкви нельзя.[/i]

Надеющийся достигнуть Царства Небесного своими силами, подобен человеку, который прочитал дома учебник по вождению самолета и думает, что уже может самостоятельно долететь до нужного места.

Спаситель пришел в этот мир и пострадал в нем ради создания Церкви. И до Него были на земле пророки и учителя, учившие как надо жить. Однако пример и благодатная помощь, без которой невозможно следовать в своей жизни этим заповедям и учениям, были даны только Христом. Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20), – обещал Он. И пребывает с нами невидимо в таинствах Своей Церкви, через которые нам даются силы проводить жизнь честно и двигаться в сторону Царства Небесного.

Самое главное таинство – Причастие. В Евангелии от Иоанна Господь говорит: Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6, 53). Без Причастия о небесном гражданстве можно и не мечтать, да и здесь, на земле трудно оставаться в рамках духовного закона.

Если вне Церкви греховная жизнь практически норма, то внутри нее это скорее исключение. Обратим внимание на курильщиков. Сколько из них хотели бы бросить курить?! Но как мал процент тех, кому это удалось. А вот в Церкви курящий человек – редкость. То же и со сквернословием. Такова реальная благодать церковной жизни, помогающая человеку преодолеть свой грех. В Церкви, конечно, есть и грешники. Но вне Церкви – нет святых.

Так называемые «внешние ритуалы Церкви», которые кажутся ненужными нецерковному человеку, оказываются необходимыми, исходя из двухсоставности человека. Человек имеет видимую и невидимую составляющие. Получая благодать в таинствах, человек по своей природе нуждается в телесном подтверждении того, что таинство совершилось.

При крещении человека погружают в освященную воду и при этом вслух произносят слова молитвы. Исповедуясь, мы называем свои грехи, преклоняем голову, а священник покрывает ее епитрахилью и читает разрешительную молитву. Соединяясь с Христом в Таинстве Причастия, мы принимаем Его Пречистую Плоть и Кровь под видом хлеба и вина. И так далее. Духовные переживания очень тонки и не всегда могут быть правильно восприняты человеком, потому так премудро устроено в Церкви, что в ней есть и внешняя составляющая.

Сам Господь сопровождал какое-либо духовное действие внешним – приклонял колена, возводил очи. Так как в человеке душа и тело связаны, то состояние души естественно отражается и на состоянии тела. И наоборот.

Кроме того, внешние обряды Церкви показывают, что Церковь и все мы едины, в какую бы православную церковь мы не пришли даже в другой стране, везде служба совершается одинаково, везде есть иконы, горят лампады, священнослужители облачены в одинаковые одежды, совершают одинаковые действия. Церковь – это общество людей объединенных таинствами. Мы говорим, что Церковь – это тело Христово. Но такое объединение в единое тело вряд ли возможно без единых церковных обрядов. А значит – они нужны.

Человека спасает не честная жизнь, не поступки, потому что тогда незачем было бы воплощаться и страдать Сыну Божию, человека спасает Сам Господь. Но как? Через благодать, которая дается ему в Церкви. По словам святителя Филарета Московского, как необходима человеку для рождения в жизнь утроба матери, так же необходима ему для духовного рождения духовная утроба матери-Церкви.

«Верить в душе», не будучи членом Церкви, все равно, как носить фотографию любимого человека в кармане, избегая встреч с ним.

Такой «роман» обречен. «Вне Церкви нет духовной жизни и духовно живущих лиц», – писал святитель Феофан Затворник. То, что многие принимают за духовную жизнь «без посредников», на самом деле просто букет эмоционально-интеллектуальных переживаний в комплекте с религиозно-бытовой атрибутикой. Разговор о Боге за чаем, при свечах и под иконами.

И чтобы не заканчивать разговор на этой грустной и кому-то обидной ноте еще раз напомню – будущая наша жизнь начинается здесь, на земле. Узнать, что такое вечное мучение, пусть в микроскопической дозе, можно и вне Церкви. Но получить представление о будущем блаженстве возможно только в Церкви. И каждый церковный человек испытал это на собственном опыте.

Господь каждому по-своему дает почувствовать его. Бог, как говорил старец Паисий Святогорец, иногда дает человеку конфетку просто так, незаслуженно, чтобы показать, какая ему на небесах уготована небесная кондитерская. Желаю и вам этого сладкого знания.



Протоиерей Сергий Николаев | 25 января 2016 г.
У БАБУЛИМаленькая коала расплакалась после того, как самец сбросил ее с дерева

Случай произошел в Австралии. Как оказалось, милые на вид животные не всегда бывают дружелюбными друг с другом. Маленькую коалу сбросил с дерева более крупный самец. После этого животное село на земле и громко выразило свою обиду плачем.

У БАБУЛИКак отучить кота ходить по столу
У БАБУЛИЛюбить по-русски: о смерти этой русской женщины говорила вся Япония
""

Почти год назад ушла из жизни русская женщина, которая показала всему миру, что означает "настоящая любовь".

В последний путь 94-летнюю Клавдию Новикову провожали всего несколько человек: родных почти не осталось, подруги тоже давно отошли в мир иной. А вот в Японии о смерти жительницы поселка Прогресс объявили по центральным телеканалам: «Умерла русская жена Ясабуро-сан».

О жизни Клавдии Новиковой написаны десятки газетных статей, несколько книг, сняты фильмы и даже поставлен спектакль. В Японии эта русская женщина стала символом любви и самопожертвования. Прожив с мужем 37 лет, она сама уговорила его вернуться на Родину, к родным и супруге, которая ждала своего Ясабуро-сан более полувека.

Клавдия и Ясабуро встретились в 1959 году. У обоих за спиной были тяжелые годы сталинских лагерей: она отсидела семь лет за чужую растрату, он - десять лет как японский шпион. И у каждого из них была своя боль. Клавдия перед войной вышла замуж, родила сына, ждала, как все, с фронта мужа. Но когда ее осудили и сослали на Колыму, вернувшийся с войны супруг завел новую семью.

Не менее трагична была судьба и у Ясабуро Хачия. Перед войной он вместе с молодой женой покинул Японию и в поисках лучшей жизни перебрался в Корею. Там у него родились сын и дочь. Но когда осенью 1945 года советские войска вошли в Корею, большинство японцев арестовали по подозрению в шпионаже против Советского Союза.

Ясабуро дали десять лет, которые он провел там же, где и Клавдия, под Магаданом. С тех пор своей семьи он больше не видел.

Когда японского подданного выпустили из лагеря, его фамилию просто забыли внести в списки отбывающих на родину военнопленных. Возвращаться Ясабуро было некуда, он был уверен, что его жена и дети погибли. И еще он боялся после долгих лет, проведенных в Советском Союзе, возвращаться в Японию, поэтому принял советское гражданство и стал Яковом Ивановичем.

- Мы познакомились на Брянщине, где были на поселении. Я увидела Яшу: нерусское лицо, худющий, забитый, а в глазах такая щемящая тоска, что у меня сердце сжалось от жалости, - вспоминала потом Клавдия Леонидовна. - В начале шестидесятых меня позвала знакомая переехать на Дальний Восток, в поселок Прогресс, и я уехала. Яша писал, что хочет быть со мной, а я отказывалась - боялась, и лишь близкой подруге призналась, что переписываюсь с бывшим военно-пленным.

Ясабуро все же приехал. Они поженились и вместе прожили 37 лет. Он стал парикмахером, фотографировал, занимался иглоукалыванием. Вместе с русской женой выращивал помидоры и огурцы, завели козу и пчел. Жили очень скромно, но дружно и спокойно - Яков Иванович даже голоса на жену не повышал. А вот детей им бог не дал.

«Таких мужчин, как мой Яша, в округе больше и не найдешь. Мне женщины завидовали: он не пил, не курил», - так отзывалась о своем муже Клавдия.

""

Они и умереть надеялись в один день. Уже будучи на пенсии и побаливая, Яков Иванович привез два гроба: разобрал по досточкам, высушил, заново сколотил и затащил на чердак. Но они так и не понадобились.

Когда началась перестройка и железный занавес упал, одна из знакомых семьи рассказала о необычном жителе Прогресса своему родственнику из Приморья, занимавшемуся общим бизнесом с японцами. Японские партнеры, узнав подробности юности соотечественника, организовали поиски его родных. И нашли сначала брата, потом… жену и дочь.

Хисако преданно ждала своего мужа 51 год: вернулась на родину с дочерью (сын умер еще в Корее), работала медсестрой и всю жизнь откладывала из своего скудного заработка деньги на строительство скромного домика. Она построила дом для мужа, записав имущество на его имя, и даже счет в банке открыла для Ясабуро, хотя не знала, жив ли он, вернется ли когда-нибудь. Когда супруг нашелся, их дочери Кумико было уже за пятьдесят.

Дочь и брат Якова Ивановича приехали в Прогресс, чтобы уговорить его вернуться на родину. Но он отказался.

«Я не могу тебя оставить, ты для меня все», - говорил он своей русской жене.

И тогда Клавдия Леонидовна решила сама отправить мужа в Японию - она понимала, что здесь он долго не проживет, поскольку сильно болел, а там условия получше. А его японская жена Хисако должна хотя бы перед смертью увидеть и обнять мужа.

Клавдия Леонидовна сама сделала Якову Ивановичу загранпаспорт, поменяла сбережения на доллары и… развелась, иначе там, дома, он не мог бы претендовать на пенсию, имущество и наследство. И в марте 1997 года попрощалась с любимым человеком навсегда.

Ясабуро постоянно присылал ей небольшие подарки из Японии, каждую субботу звонил и приглашал к себе в гости.

Известная японская писательница написала книгу о Клавдии Новиковой, тележурналисты сняли фильм, и амурчанка стала известна в стране.

В префектуре Таттори, пригороде Токио, всем миром собирали деньги на поездку «бабы Клавы» в Японию, и когда она все же решилась (ей было уже за восемьдесят) приехать, стала там чуть ли не национальной героиней.

""

Тогда же Клавдия Леонидовна впервые встретилась с японской женой своего Яши: они обнялись и расплакались - им даже не нужен был переводчик, чтобы понять друг друга.

Потом жительница Прогресса еще дважды была в Стране восходящего солнца, в том числе на спектакле, созданном на основе судеб русской женщины и японского военнопленного.

И в каждый ее приезд Ясабуро уговаривал остаться с ним - его японская супруга Хисако умерла, а в каждом телефонном разговоре - просился назад, в Прогресс. Но Клавдия Леонидовна все время отказывала: она хотела, чтобы ее Яша «мог жить достойно». А сама жила довольно скромно, в одиночестве, полагаясь только на собственные силы.

- Она до последнего была очень активна - в прошлом году сама вскопала и засадила свой огород, - рассказывает Алексей Родя, один из немногих, кто хорошо знал свою односельчанку.

Алексей Исаакович познакомился с Клавдией Леонидовной и Яковом Ивановичем около тридцати лет назад, они общались семьями. Когда Ясабуро уезжал в Японию, он попросил своих друзей помогать жене. Его просьбу Алексей Исаакович и Любовь Степановна Родя исполнили и были с бабой Клавой до последних ее дней. Они же организовали достойные похороны.

По словам Алексея Исааковича, Клавдия Леонидовна покинула этот мир счастливой: ее любимый Яша был жив, а в последнее время ее стала навещать внучка Лариса.

Да, у Новиковой есть две внучки - дочери сына, которого она родила в первом браке. Их отношения не сложились, по слухам, мужчина сильно пил и в 64 года умер. Его дочери практически не общались с бабушкой, и только незадолго до ее кончины одна из женщин, живущая в Прогрессе, стала навещать бабу Клаву.

Когда в Японии стало известно о смерти Клавдии Новиковой, в Прогресс пришло несколько писем, в том числе от самого Ясабуро. Он обращался к ней как к живой:

«Клавдия! Я узнал о том, что тебя не стало, и скорбь одолевает меня. Я пытался дозвониться до тебя 30 августа, в день моего 96-летия, но у меня ничего не получилось. Все сорок лет, что я прожил с тобой в России, ты всегда была рядом со мной, всегда поддерживала меня. Спасибо тебе за все… Я смог вернуться в Японию только благодаря твоим усилиям, и я безмерно признателен тебе за это. Вспоминаю, как мы даже изготовили гробы для двоих у тебя на родине. Если бы это было в моих силах, я бы хотел примчаться к тебе и прижать тебя к сердцу крепко-крепко… Но я бессилен… Спи спокойно, дорогая Клавдия.

Твой Ясабуро».


Иван Чай
У БАБУЛИСо Святой Троицей!
""


""

Корзина

Ваша корзина сейчас пуста.